• Главная
  • Карта сайта

За каждой медалью - подвиг, за каждым письмом - надежда на встречу и нашу Победу

(Из воспоминаний Елены Александровны Текуновой, ведущего специалиста Учебно-методического центра)
 
 
Дорогами войны от Халхин-Гола до немецкого Инстенбурга прошла бабушка Елены. Её имя занесено в Книгу Памяти Новгородской области «Солдаты Победы», где опубликованы сведения о вернувшихся с войны фронтовиках.
 
Лидия Ильинична была операционной медсестрой и накопила весьма солидный наградной арсенал - медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За победу над Японией», «За участие в Халхин-Голе», орден Отечественной войны II степени. Все воинские награды, как и письма с фронта, которые посыла военная медсестра своему любимому супругу, бережно хранятся в семейном архиве. Трогательные, светлые и длинные они написаны каллиграфическим чётким почерком, а заканчиваются так: «С коммунистическим приветом. Целую. Лида». И никакой иронии в этом не было, потому что советское довоенное поколение свято верило в идеалы коммунизма, во всеобщее равенство и братство. Елена Александровна вспоминает: «Бабушка редко придавалась воспоминаниям о войне, но некоторые эпизоды фронтовой жизни я все же запомнила.
 
Когда началась Великая Отечественная моей бабушке, Лидии Ильиничне, было чуть больше тридцати лет. К тому времени она уже окончила Минское медицинское училище, вместе с мужем полковником Красной Армии Исидором Ефстафьевичем прошла Халхин-Гол, где служила операционной сестрой лазарета танковой бригады. Её сын Саша (мой отец), окончил второй класс и почти два года тайком, под прикрытием военного начальства, провёл вместе со своей мамой в санитарном эшелоне. Он был сформирован под Чугуевом, что в сорока километрах от Киева. Бойцу Астапенко приходилось вдвое труднее, чем её однополчанам. На двоих с сыном она делила паёк, на двое умножала страх от бомбёжек. И ещё она не имела права показать свой испуг, паниковать, ведь рядом находились восемнадцатилетние девчата, для которых она была примером: и сестрой, и мамой, и подругой.
 
- Бабушка вспоминала, как под Волокаламском, в 1042-м году, юнкерсы жёстко бомбили все железные дороги, - рассказывает Елена Александровна. - На одной из них находился и санитарный эшелон. В вагонах - сотни раненых. Искалеченных бойцов нужно было спасать и она в этом дымно-кровавом аду совсем позабыла о сыне. Крикнула ему только: «Беги в лес». Он убежал, а когда настала тишина, искали всем батальоном несколько часов. Кругом штабелями лежали убитые и раненые, а под ними иногда находили живых. Нашли и Сашу. Он уткнулся лицом в землю под лапами большущей ели и молчал. Бабушка подумала, что онемел от страха навсегда. А через несколько месяцев во время огневого затишья он побежал на речку рыбачит мальчишки есть мальчишки. И уже вскоре нёсся на всех парах к поезду с восторженным криком: «Мама, я карасика поймал!..»
 
Вскоре младший лейтенант медицинской службы Астапенко добилась краткосрочного отпуска, чтобы переправить сына в тыл к своим родителям, в деревню Сутови Крестецкого района. Сама же опять оперировала, сдавала кровь, штопала раны, выхаживала советских бойцов, а однажды спасла жизнь немецкому пленному солдату, которому грозила неминуемая смерть от аневризмы аорты.
 
В минуты покоя Лидия Ильинична по несколько раз перечитывала письма и открытки от сына Саши, где он подробно писал как учится, чем занимается и что пишет папа. Они ведь с мужем расстались в 41-м и воевали на разных фронтах. Виделись всего три раза. Первый раз в Москве, когда Лидия везла Сашу к родителям, а муж оканчивал курсы при военной академии. Второй - в Истенбурге (приезжал он), и в Вессенштайне, куда ездила она. После последней встречи её направили на Дальний Восток, где начиналась война с Японией. А полковник танковых войск Исидор Астапенко, пройдя всю Великую Отечественную, умер от рака в 46-м в одном из московских госпиталей.
 
- Бабушка так и не вышла замуж, хотя осталась вдовой в 36 лет, - вспоминает Елена Александровна. - Всю себя она посвятила любимой профессии. Работала медсестрой хирургического отделения в Крестецкой районной больнице. С любовью воспитывала сына. Она всё умела делать. И гвоздь легко могла вбить, и огород обрабатывала сама. А для нас внуков даже маленький домик в саду построила. Своими боевыми бабушка Лидия Ильинична очень дорожила, потому и вся наша семья относится к ним и ко всему бабулиному архиву очень трепетно. Мы понимаем, что за каждой медалью был подвиг, за каждым письмом - надежда на встречу и на нашу общую Победу.
 
Еще хочу поделиться стихотворением моей родной сестры Марина Яковлева
Один эпизод войны.
 
Прабабушке было тридцать,
Когда началась война.
Страшным прошлым делиться
Не очень любила она.
Но я попросила слезно -
И случай она рассказала,
Как в ту годину грозную
Чуть сына не потеряла.
Служила она медсестрою
В госпитале фронтовом,
А сына взяла с собою –
Не с кем оставить его.
Это случилось весною,
В марте или апреле -
Как звери голодные, воя
«Мессеры» налетели
И стали бомбить вандалы
Здания с красным крестом.
Бросились люди в подвалы.
А дедушка был пацаном,
Ему лишь исполнилось девять.
И, зная, что где-то война,
Никак не мог он поверить,
Что здесь их настигнет она.
Страшно невероятно,
Взрывы и кровь кругом,
И мамы нет с тобой рядом,
И опасным становится дом.
Нужно бежать отсюда
В ближайший лес через поле.
Быть может, случится чудо
Лишь только глаза прикрою.
Понесся он, как ракета
По полю, где нет ни кусточка,
А мама, увидев это,
Рванулась за ним, за сыночком.
 
Догнав, своим телом накрыла
Мальчишку, что всех ей дороже,
Теперь даже вражья сила
Их разлучить не сможет.
И вдруг сверху третий кто-то
На них упал, закрывая.
А это была подруга
Прабабкина боевая.
Она была чуть постарше
У нее нет ни мужа, ни сына.
Бомбы осколок летящий
Ранил её прямо в спину.
Как врачи ни старались,
Наутро она умерла.
А мать и сын жить остались.
Такие вот, внучка, дела.
Я этот рассказ вспоминаю
Все чаще и чаще с годами:
Когда сынишку качаю,
Когда скучаю по маме.
А мне тоже скоро тридцать.
На той же земле я живу.
Благодаря медсестрице,
Спасшей прабабку мою.

ПРИ ЗАПАХЕ ГАЗА звоните 04 или 104 (для устройств мобильной связи)